Сосновский раскрыл, где «прокололись» эксперты ОЗХО в истории с Навальным

Мнение экспертов

После того как был опубликован отчет ОЗХО за 2020 год, в деле с предполагаемым отравлением российского оппозиционера Алексея Навального вспыли очередные нестыковки.

К расследованию вновь подключился журналист и политолог из Германии Александр Сосновский, который заявил, что ради этого даже прерывает отпуск.

загрузка...

По мнению эксперта, точную хронологию всего спектакля еще предстоит разобрать по секундам, но уже сейчас схема совершенно ясна. В своем telegram-канале Сосновский представил версию развития событий, которые разворачивались в августе прошлого года.

Навальному становится плохо на борту самолета, и борт запрашивает посадку в Омске. Практически синхронно поступает сигнал о минировании аэропорта в Омске, что должно было привести к задержке с посадкой. Однако пилоты сажают самолет.

Кира Ярмыш делает первое заявление, в котором нет пока слов об отравлении и звонит Юлии Навальной. Фактически это был заранее обусловленный сигнал к началу операции, в которой Юлия играет одну из главных ролей.

Группа Марии Певчих ведет операцию по плану, собирая «улики» (которые таковыми не являются), лихорадочно отрабатывая версию отравления, о которой еще никто слова не сказал.

Юлия Навальная делает два важнейших звонка. Первым делом она звонит по известному ей номеру в Германию и сообщает немецкому визави о том, что блогер отравлен боевым веществом. Она называет слово «Новичок» и просит немедленно подключить к делу ОЗХО, а также разрешить лечение пациента в Германии. Второй звонок идет к президенту России, с просьбой разрешить вылет пациента в Германию.

О ситуации докладывают канцлеру ФРГ Ангеле Меркель. Она разрешает прилет пациента и советуется с окружением о возможности привлечь ОЗХО. О произошедшем Меркель немедленно сообщает коллегам ведущих стран – Франции и Великобритании. Из Берлина идет сигнал в ОЗХО о том, что вероятно речь идет о Скрипале 2.0 и просят быть наготове.

Все. На этом этапе операция по вывозу Навального прошла блестяще. Не без неосознанной помощи сердобольных участников российской стороны, его вывозят. Слово «Новичок» уже в обиходе.

Второй этап начался 22 августа, считает Сосновский.

Меркель докладывают о состоянии пациента. Речи о привлечении ОЗХО нет, но есть запрос от 20 августа, который  теперь нельзя списать на незнание. Подобное грозит тяжёлым международным скандалом, потерей имиджа и так далее.

Клиника Шарите ищет хоть что-то, чтобы версия об отравлении приобрела фактические очертания. Приблизительно через неделю результаты готовы и их можно представить в виде версии, которая требует подтверждения ОЗХО. Первый нужный для версии результат уже дала токсикологическая лаборатория Бундесвера.

Идет запрос в ОЗХО, эксперты прилетают 4 сентября и на следующий день берут заборы крови и прочие анализы.

И только еще через неделю появляется ответ о наличии маркеров неких веществ, которые сходны с отравляющим веществом, но не находятся в списке запрещенных, и это явно не боевое отравляющее вещество.

«Вот так ОЗХО оказалась вовлеченной в операцию еще 20.08.2020. И именно поэтому они не могут дать вразумительного ответа на запросы российской стороны», – сделал вывод эксперт.

Журналист добавил, что далее последовал и третий этап операции, о котором он пообещал рассказать позже.

Интересно? Жми, чтобы подписаться на сайт в Гугл Новости

 
загрузка...
Оценить статью
( Пока оценок нет )
RusNewsToday24