Антипов раскрыл информацию об украинском истребителе, который сопровождал MH17

MH17 Мнение экспертов

Триптих. Картина третья. Самолет и пилот. 

На днях американский президент вскользь упомянул, что намерен обнародовать секретные данные по Украине. И некоторые люди связали это с информацией о рейсе МН17. Несмотря на то, что еще в ходе предвыборной кампании я предлагал через СМИ президенту США воспользоваться этим козырем в борьбе за голоса избирателей, сейчас я не особо верю в то, что за его словами последуют реальные действия. Почему? И здесь несколько моментов, которые заставляют сомневаться. Назову лишь несколько из них.

Во-первых, у кого еще живы воспоминания о крушении башен ВТЦ (Всемирного Торгового Центра) в США, тот, наверняка, помнит и интервью с Трампом, который на тот момент был просто бизнесменом, работающий в сфере строительства и эксплуатации зданий. И тогда на камеру Трамп сказал открытым текстом, что он, как профессиональный строитель, абсолютно не верит в официальную версию, и что здания ВТЦ не могут так «красиво» сложиться, как это объясняет официальная версия этого ЧП. Проходят годы, строитель-бизнесмен становится президентом США, и что…? А ничего. Несмотря на то, что в США (да и в мире тоже) до сих пор не стихают пересуды по поводу крушения, несмотря на то, что в США до сих пор общественные движения, включая союз пожарных Нью-Йорка борются за то, чтобы было официально проведено дополнительное расследование этой трагедии, президент США как в воды в рот набрал, ни разу не обмолвившись об этом ЧП.

Вторым моментом, почему я не верю в финишную откровенность, это то, что за 4 года президент США ни единым телодвижением не приблизил для мировой общественности правду о причине крушения МН17. Хотя серьезные поводы для этого были. Взять хотя бы судейский запрос из Гааги с просьбой предоставить спутниковые снимки, о которых так поспешно и очень-очень долго говорили его оппоненты из демократической партии. И опять от Трампа тишина.

Назову еще одну причину, но повторю, причин, которые указывают на то, что «молчание ягнят» будет продолжено. Необнародование секретной информации США по МН17 на момент проведения предвыборной кампании, и желание сказать правду уходя и стоя уже у двери, смотрится неэтично. Козыри нужны в игре. Когда же игра закончена, нет смысла искать и доставать из колоды козырного туза. Потому такой финишный демарш выглядит просто как желание громко хлопнуть дверью на выходе и это не делает чести уходящему. Думаю, это понимает и Трамп, и его мимолетная реплика насчет оглашения секретных данных по Украине может восприниматься только как самозащита в условиях начавшегося жесткого прессинга со стороны демократов. Мол я ухожу, но ухожу с козырями, потому ослабьте свой натиск, а то ведь могу и рассказать.

Впрочем, время расставит все по своим местам. Тем более, что ждать осталось недолго. Но кое-что у меня вызывает смех в этой ситуации. Ведь если весь прогрессивный мир с воодушевлением воспринял весть из США, что президент может озвучит правду о МН17, то посмотрите, как присели и замолчали после этой новости в Голландии, на Украине, да и некоторые в нашей стране. Присели и молча ждут. А вдруг и правда Трамп заговорит, и тогда «все, что было нажито непосильным трудом» против России канет бесславно в лету. А сами глашатаи голландской версии пробьют дно «профессионализма».

Ну да ладно, это все лирика. Я же опять возвращаюсь к фактам. И сейчас будет нарисована третья картина триптиха, который основан сугубо на неоспоримых вещдоках, добытых Сергеем Соколовым. Но на этот раз очередная картина будет написана не жирными красками, которые являются беспристрастными фактами, а третья картина будет выполнена мелками в стиле мягкой пастельной живописи. Почему будет так, и это так не похоже на меня? Потому, что будет представлена только логическая цепочка, основанная на предположениях с разной степенью вероятности.

Итак, наверное, многие обратили внимание, что на записи переговоров руководителя полетов с летчиком, последний в самом конце упоминает, что в небе появился «маленький». Еще один самолет, который по своим размерам летчик назвал «маленьким». См. фото №1. Слова летчика истребителя.

Ранее было доказано, что исходя из маршрута и параметров перемещения самолета, который сопровождал МН17 в его последнем полете, сопровождающий самолет обладал большим потенциалом по скорости и был сверхзвуковым истребителем. В ВВС Украины нормально действующих на тот момент было только два типа истребителей. Это МиГ-29 и Су-27. А теперь, если исходить из высокой доли вероятности, то летчик истребителя увидел Су-25 (штурмовик), и именно этот тип самолета, по словам очевидцев, видели (ниже облаков) в зоне крушения МН17. Более того, очень велика вероятность, что вылетевшим вверх из облаков был Су-25 под управлением украинского летчика Волошина. Сейчас посмотрим габариты этих трех самолетов. Фото №2. Размеры штурмовика Су-25. Длина самолета — 15,4 метра. Фото №3. Размеры сверхзвукового истребителя МиГ-29. Видимая длина — 16,3 метра.

Как видим, если бы летчик сопровождал МН17, летя на МиГ-29, то он никак не мог бы, появившись в небе рядом с ним, назвать его «маленьким». Почему? Потому что длины этих самолетов, практически, одинаковы. У «маленького» Су-25 длина 15,4 метра, а у МиГ-29 -16,3 метра, и он длиннее штурмовика менее, чем на один метр. А теперь смотрим на размеры истребителя Су-27. Фото №4Размеры истребителя Су-27. Длина — 21,9 метра.

Как видим, габариты (длина) Су-27 примерно в полтора раза больше, чем у появившегося из облаков штурмовика Су-25. Значит, только летя на сверхзвуковом истребителе Су-27, летчик мог назвать штурмовик «маленьким», исходя из большой разницы в габаритах этих самолетов.
Далее. Летчик истребителя (теперь мы знаем, что это мог быть только Су-27), имеет позывные «семьсот тридцатый» (см. фото №1). Как правило, в авиации это связано с бортовым номером самолета. Но в составе ВВС Украины нет такого количества самолетов. Количество их измеряется всего лишь десятками. И получается, что позывной истребителя означает следующее: первая цифра «семь» означает, что истребитель модели Су-27, а последние две цифры – бортовой номер истребителя — «тридцать». И такой истребитель Су-27 был в составе ВВС Украины. См. фото №5Су-27 ВВС Украины. Бортовой номер «30».

По совокупности фактов можно с большой степенью вероятности утверждать, что именно этот сверхзвуковой истребитель сопровождал МН17 вплоть до взрыва на его борту и последующего разрушения. А теперь так же, без упоминания документов, имеющихся у Сергея Соколова, а только на основании логики, попробуем установить, кто же управлял этим самолетом в тот роковой день и воочию (в отличие от летчика Волошина, который вынырнул из облаков уже после ЧП, среагировав на звук от взрыва и стал случайным свидетелем) наблюдал начало ЧП? А значит, был при этом непосредственным и самым главным свидетелем этой катастрофы.

Как мы помним, после падения МН17 ЧП биография летчика Волошина сделала крутой вираж. Его наградили орденом, он стал Героем Украины, а чуть позже, уволившись из рядов ВВС Украины, стал директором Николаевского аэропорта. Впрочем, все это подробно показано в недавнем фильме, как и очень-очень странные обстоятельства его преждевременного ухода из жизни. А теперь вернусь к главному свидетелю — пилоту истребителя Су-27. И сразу вопрос ко всем: какого бы летчика могли выбрать на столь ответственное задание, да еще связанное с большой секретностью? Конечно же, это, во-первых, должен быть очень опытный летчик. Высокий профессионал, которому можно было бы доверить эту миссию. Во-вторых, этот летчик должен уметь хорошо владеть самолетом. Нет, не штурмовиком Су-25, которым управлял Волошин, а именно сверхзвуковым истребителем Су-27. В-третьих, это должен быть не рядовой летчик, а из командного состава. Почему? Чем выше ранг, тем меньше круг общения в авиационных кругах, тем меньше вероятность утечки информации.

Есть еще и четвертый критерий поиска такого летчика. После трагедии с МН17, этот летчик, как и Волошин, должен был также уйти в вираж с сильным повышением по службе. Ведь, как и Волошина, этого главного свидетеля (но он не сбивал МН17), должны были задобрить по службе. Найти такого человека в немногочисленных рядах ВВС Украины оказалось несложно. Иван Петренко в полной мере отвечал всем этим четырем критериям. Почему я пишу «отвечал», поставив глагол в прошедшем времени? Потому что на учениях, проводимых Украиной осенью 2018 года, летчик Иван Петренко, пилотируя «спарку» Су-27 (!!!) вместе с другим летчиком, разбился. Пилотируемый двумя высококлассными летчиками двух стран, истребитель Су-27 ушел в землю. Оба погибли. И это при том, что разбившийся истребитель накануне учений проходил плановую техническую проверку и был со слов представителей завода полностью исправен. И это при том, что в модели Су-27 есть возможность безопасного катапультирования прямо с уровня земли. Но факт остается фактом, -исправный самолет вдруг врезался в землю, и при этом оба пилота не предприняли никаких попыток к катапультированию.

К слову, до сих пор так и неизвестна причина этой трагедии. Украинские следователи, видимо, все «копают землю» в глубокой воронке, которая образовалась из-за почти вертикального падения самолета. И кое-что мне как военному авиационному технику показалось странным в том последнем секундном видео, которое успел сделать оператор перед подготовкой Су-27 с бортовым номером «70» к роковому полету. См. фото №6Подготовка к вылету.

Самолет в окружении техников. В самолете два летчика (Су27 – «спарка», с двумя летчиками). Идет плановая подготовка к вылету. Все техники в соответствующем обмундировании с опознавательными знаками отличия. См. фото №7Техник на стремянке около кабины пилотов. На технике фирменное обмундирование.

И это стандартная ситуация. Взаимодействие техника (техников) с летчиком во время подготовки к полету. И тут ничего странного нет. Но вот чуть дальше. На стремянке появляется человек в одежде без опознавательных знаков, явно моложе (а значит, не командир, да и к тому же высокопоставленного летчика), и начинает взаимодействовать с летчиком явно не по уставу и без субординации. См. фото №8Человек не в служебном обмундировании на стремянке у кабины Су-27.

Нет, конечно, порядок подготовки к вылету может отличаться у украинских ВВС от российских, и на украинском аэродроме просто узаконен «проходной двор», и к военному самолету в момент подготовки к вылету может подойди каждый. Но есть еще один странный момент. Этот человек, явно не техник самолета, почему-то обращает очень-очень пристальное внимание, как летчик Иван Петренко надевает кислородную маску. И даже держится своими руками за кислородную маску летчика. Я никогда в своей практике не видел такого действа. Это так же странно, как если бы чужой человек держался за вашу зубную щетку, когда вы чистите зубы. См. фото №9. Человек не форменной одежде держится за кислородную маску летчика.

А теперь опишу чисто свои фантазии. При исправном самолете достаточно в систему дыхания в нужное время запустить несколько инородных молекул, и тогда оба летчика окажутся в недееспособном состоянии, и они после этого даже не предпримут попыток спастись из падающего самолета. Как говорится в одном известном фильме — «будет достаточно одной таблэтки». А потом иди-свищи молекулы неизвестного газа в воронке при разбившемся вдребезги самолете. И концы – в воду. Вернее — в землю.

И теперь опять небольшая толика логики. 2018 год. Последний год правления. И сколько за это времени было сказано про МН17. А дальше — новые выборы. И как там кривая вывезет в 2019 году — непонятно. А в деле МН17 есть ненужные свидетели. И, думаю, кому-то захотелось спокойно подойти к новым выборам. И вот весной этого же предвыборного 2018 года по неизвестной причине стреляется первый свидетель — Волошин. Проходит несколько месяцев, и осенью разбивается при непонятных причинах истребитель, которым управлял Иван Петренко. Совпадение? Не думаю. Вернее, думаю, что не совпадение. А в целом, это мне напоминает роман А. Кристи «Десять негритят». Свидетели (а не преступники) этого преступления уходят из жизни друг за другом. В тишине и без широкой огласки. Тем более, что связь Ивана Петренко с МН17 до этого дня для всех была, попросту, невидимой.

Но теперь остался еще один свидетель. Последний из могикан. И это руководитель полетов, который наводил Су-27 на цель МН17 и первым в недоумении услышал от летчика, что МН17 взорван.

А вот и вишенка на торте. Мною был скомпонован голосовой файл летчика с записи Сергея Соколова. И дан прослушан двум людям, которые очень близко знали летчика Ивана Петренко. Первый человек сказал, что голос, действительно, похож на его голос. А второй человек сказал еще более определенно: «Да, это его голос». А значит мои логические домыслы (фантазии) после этого обрели реальность.

И, перефразируя Владимира Высоцкого, можно сказать: у нас действительность еще шикарней, у нас два свидетеля, их жизнями крути-верти. И это при том, что украинский гражданский диспетчер, контролировавший полет МН17, судя по всему, выпал из игры с «негритятами» уже давно, и судя по тому, что он так и не появился в суде в Гааге, выпал навсегда. Но очень надеюсь, что на подносе, где были «пропавшие десять негритят», свидетелей этого преступления, таки, останется непоколебимая правда.

Источник

Не забывайте подписываться на нашу группу ВКонтакте и Фейсбук 

Оценить статью
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
RusNewsToday24